Александр Воробьев
О предпочтениях московской публики и концепции нового модного проекта The Toy Moscow

Александр Воробьев - московский ресторатор и основатель масштабного проекта The Toy Moscow.



AR: Александр, каждый Ваш новый проект все сложнее и интереснее. Любите ставить перед собой «высокую планку»?

Александр Воробьев: Конечно! Это неотъемлемая часть моего моего развития — как профессионального, так и личностного. Чем крупнее и значительнее цель, тем интереснее к ней идти и тем больше узнаешь в процессе ее достижения. Я верю в предназначение, поэтому и в ресторанном деле я двигаюсь только вверх. Вот и сейчас, как только начала сходить на «нет» первая эйфория после открытия The Toy Moscow и проект можно сказать окупился, я перешел к планированию и строительству нового ресторана в Майами.

AR: Вы не боитесь конкуренции, когда кругом успешные и прошедшие не один кризис ресторанные проекты? Что нового Вы предлагаете конкурентному рынку? 

Александр Воробьев: Здоровая конкуренция —  это признак устойчивого развивающегося рынка, поэтому я не только ее не боюсь, но и радуюсь, когда она есть. Это значит, что каждый новый игрок должен выходить на новый уровень в бизнесе, чтобы не уступить свое место таким «мастодонтам», о которых вы говорите — успешным рестораторам и сетевым заведениям. В случае The Toy Moscow на топовый уровень нас возвела не только насыщенная вечерняя программа, но и общая концепция ресторана: щедрые порции блюд итальянской кухни, самая большая винная карта в столице и вечерний формат.

AR: Чем Вы вдохновлялись, создавая новый проект «The Toy Moscow»?

Александр Воробьев: В процессе своей работы –– как во время планирования проектов, так и при их реализации –– я всегда руководствуюсь внутренним голосом. Самые интересные идеи, конечно, рождаются в путешествиях — мне доставляет огромное удовольствие исследование новых стран и знакомство с различными культурами. Так, мне нравится итальянский подход к гостеприимству и щедрые порции, обилие морепродуктов. В Toy Moscow вместе с шеф-поваром Станиславом Балаевым я старался воссоздать этот колорит, включив в меню классические блюда  в авторском прочтении. Кроме того, я нередко черпаю вдохновение из объектов искусства — не только картин, но музыки и фильмов.

AR: Что для вас в новом проекте идет впереди: идея или расчет?

Александр Воробьев: Прежде всего, это, конечно же, идея. Есть множество способов заработать из холодного расчета, но моя история с The Toy Moscow совершенно не такая. В этот проект я вложил частичку своей души и себя, что теперь назвать его только коммерческим у меня попросту не повернется язык. Не стану скрывать, что и финансовую сторону я держу под своим строгим контролем, но это, по моему мнению, не является недостатком: прибыль — это то, благодаря чему The Toy вышел и остается на высоком уровне, каждый день удивляя своих гостей.



AR: Когда Вы поняли, что столичной публике нужны не только гастрономические изыски, но и феерическая обстановка?

Александр Воробьев: Это началось, когда понемногу начал угасать шик «жирных» двухтысячных: люди начали постепенно привыкать к тому, что отдыхать можно не только и не столько дорого, но и со вкусом. При этом мест в Москве, где можно было бы не только поесть, но и насладиться атмосферой праздника, было немного, а на мой взгляд —  не было совсем. Наверное, первый подобный опыт я получил при работе в других проектах, тогда я разработал концепцию танцевального ресторана, которая оказалась очень успешна. По четвергам я устраивал вечеринки, на которые собиралась избранная московская публика, приезжали лучшие артисты и диджеи, а брони делались на несколько недель вперед. Можно сказать, что именно в то время ко мне пришло осознание того, что такой формат востребован столичной публикой, а значит его необходимо воплотить в особенном, концептуально новом заведении.

AR: Локация на Трехгорке была выбрана неслучайно?

Александр Воробьев: С особняком на Трехгорке у нас особая история. Я долго вынашивал идею, но никак не мог подобрать правильное место для ее воплощения в жизнь — не было уверенности, что все будет именно так, как я задумал. И вот, наконец, появилась в свободном доступе эта локация, ранее здесь располагались другие заведения развлекательного характера — каждое из них по какой-то причине приостанавливало свою деятельность. Конечно, этот факт стал одним из поводов для моих знакомых, чтобы отговаривать меня от стройки, ведь до меня там никто не задерживался и не добивался оглушительного успеха.  Сначала я отнесся скептически и не сразу понял, как работать с таким «характерным» зданием, но не в моих правилах отступать — оставалось только приложить усилия для того, чтобы идея The Toy Moscow наконец-то обрела «дом». Мы взяли, по сути, пустую коробку, которую и наполнили содержанием: здесь полностью другая эргономика пространства, даже деления на этажи, которые сейчас вы видите, не было. В новой концепции на первом разместилась кухня, на втором –– несколько уровневый зал. Большая гордость ресторана — это входная группа, для которой мы везли огромные окна-витрины через весь город: на дорогах они выглядели, как космические корабли из стекла.

AR: Как считаете, Вам удалось в полной мере реализовать все, что задумали?

Александр Воробьев: Для меня никогда не бывает «достаточно» чего-либо, я постоянно нахожусь в развитии. Мне всегда кажется, что можно сделать еще лучше, еще больше, в переносном смысле, прыгнуть выше своей головы. Но если говорить о The Toy Moscow — это проект, который настолько близок к моему собственному идеалу, насколько это возможно. Не зря я столько лет шел к его открытию — за это время я успел продумать каждую деталь, собрать лучшую команду и в полной мере осмыслить масштаб того проекта, который я собираюсь реализовать. Говоря о моих планах — да, они были выполнены в полной мере, но это не значит, что с этого момента The Toy начнет стагнировать — я прикладываю все усилия к тому, чтобы заведение становилось лучше и интереснее с каждым месяцем.



AR: Как бы Вы описали концепцию ресторана «The Toy Moscow» в трех словах? 

Александр Воробьев: Стиль, шоу, гастрономия.

AR: Планируете ли Вы выйти за пределы России?

Александр Воробьев: Да, безусловно, хотелось бы попробовать себя в качестве ресторатора не только на российском рынке, поэтому в ближайших планах и целях у меня — открыть The Toy в Майями, а затем уже и в других крупных городах мира. Я уже сделал некоторые шаги в этом направлении, сейчас активно изучаю рынок и потенциального гостя. Надеюсь, что скоро смогу поделиться результатами проделанной работы.

AR: Если да, то открывая ресторан за границей, насколько Вы рассчитываете на русскую публику?

Александр Воробьев: Если говорить конкретно о ресторане в Майями — не рассчитываю вообще. Я скорее нацелен максимально изучить особенности ресторанного бизнеса в США и разработать стратегию привлечения американских клиентов, чтобы быть уверенным в своем проекте и его успехе.  Все-таки, выход на международный рынок для меня — это, прежде всего, задача, которая подразумевает под собой тщательную и кропотливую работу с аудиторией каждой отдельной страны, а не банальный перенос заведения из России для наших туристов и эмигрантов.

AR: Есть ли у Вас одна глобальная цель?

Александр Воробьев: Наверное, если выбирать одну и самую глобальную, то как раз ее я и обозначил выше. Сейчас для меня это приоритетная цель, я бросил своеобразный вызов не только другим игрокам рынка, но и себе — успешно выйти на международный рынок и повысить узнаваемость бренда The Toy.

AR: При подборе сотрудников обращаете ли Вы внимание на их характер, личные качества, или только на профессионализм? 

Александр Воробьев: Конечно, мы обращаем внимание и на личные, и на профессиональные качества работников. Мы тщательно отбираем не только узкопрофильных специалистов, но и легких на подъем, оптимистичных и жизнерадостных людей. Нам важно, чтобы весь персонал был дружелюбен и участлив, причем не только на словах. Гости часто отмечают, что в The Toy на высоте не только кухня и шоу, но и обслуживание. Кроме того, ресторан работает в вечернем режиме — начинаем в 18:00, поэтому все  сотрудники успевают выспаться, привести себя в порядок и прийти на работу вовремя и в хорошем настроении, чтобы передать его всем, с кем им придется иметь дело за вечер. 



AR: Каким Вы видите проект «The Toy Moscow» через 5 лет?

Александр Воробьев: В своих планах я хотел бы видеть The Toy Moscow якорным и флагманским проектом будущей международной сети. Ресторан отмечен рядом престижных наград: получил диплом за лучшее интерьерное решение на архитектурной премии BEST PUBLIC SPACE 2019, стал победителем ежегодной премии Fashion TV 2019 в номинации «Самый модный ресторан Москвы» и «Лучшим танцевальным рестораном» по версии портала Night2Day. Сейчас мы верстаем программу до лета, каждый месяц мы планируем удивлять гостей гастрономическим шоу, культурными мероприятиями или арт-перформансами. Одно я могу сказать наверняка —  мы точно не будем стоять на месте, потому что в любом бизнесе, в том числе и в ресторанном, очень важно следить за современными тенденциями рынка, чтобы сохранять лидирующие позиции.

AR: Что такое успех в Вашем понимании?

Александр Воробьев: Сейчас я смотрю на все понятия через призму своей деятельности, поэтому при слове «успех» у меня возникает ассоциация с полным залом и счастливыми гостями, которые благодарят меня лично –– в социальных сетях или по телефону. Ничего не говорит об успехе ресторана больше, чем то, что люди хотят туда возвращаться и заранее готовятся к вечеру в нашем заведении — покупают платья и костюмы, бронируют столы, планируют вечер. Если же говорить о том, что для меня значит личный успех, то я даже не могу сказать однозначно, достиг ли я его на данный момент. Оглядываясь назад, я ни о чем не жалею — каждый шаг в моей жизни привел меня туда, где я нахожусь сейчас, воплощаю в жизнь свои цели и каждый день вижу, как люди наслаждаются результатом моей деятельности. Без всяких сомнений, мне есть к чему стремиться, но как знать, может это — и есть успех? 

AR: Сколько всего Вы хотите открыть ресторанов? В идеале?

Александр Воробьев: Честно говоря, этот вопрос меня даже немного поставил в ступор. Я не размышляю такими категориями — для меня идеал не количество ресторанов, а их качество. Я хочу открыть столько ресторанов, чтобы меня хватило на успешное управление каждым из них. Безусловно, в какой-то момент большую часть полномочий и обязанностей придется делегировать, но я бы все-таки не хотел полностью терять это ощущение, когда ты знаешь, что ресторан — это твое детище, твой сольный проект, уникальное воплощение того, что ты видел в своих самых смелых мечтах.