Франсис Куркджан
О культовых ароматах Le Male, парфюмерных трендах и запахах любви


Обладатель приза Франсуа Коти за пожизненное достижение, создатель одного из самых продаваемых парфюмов в мире — культового Le Male для Jean-Paul Gaultier, Франсис Куркджан о запахах прошлого и будущего.    


AR: Когда вы сказали себе: «Я хочу создать парфюмерный дом»?

Франсис Куркджан: Это было давно. Мне было пятнадцать — значит, тридцать пять лет назад. Я прочел в газете статью о работе парфюмеров и подумал: «А что, действительно есть такая профессия?» И сказал себе: «Я бы очень хотел делать то же самое».

AR: Что было дальше?

Франсис Куркджан: Я поступил в школу парфюмеров в Версале. Проучился в ней два года. После школы работал с самыми разными парфюмерами, у которых тоже многому научился. Потом познакомился с Жаном-Полем Готье и создал для него аромат Le Male, который стал моим первым большим успехом. А потом я уехал в Америку. Через два года вернулся и открыл парфюмерное bespoke-ателье — делал духи на заказ для частных клиентов. Как раз в это время я познакомился со своим бизнес-партнером, который стал моим лучшим другом, и рассказал ему, что хочу запустить свой собственный бренд. Это было в 2007 году. Через год мы обзавелись этой студией. А еще через год открылись официально — это было десять лет назад. Два года назад мы присоединились к LVMH.

AR: Это был трудный путь? Или вам просто везло?

Франсис Куркджан: Было ли это трудно? Просто нужно было много работать. Работать. Жизнь — это работа.

AR: Сложно представить, как можно построить бренд с кем-то вдвоем. У всех разное видение, разные идеи. Как это все совместить?

Франсис Куркджан: Я знаю Марка пятнадцать лет, поэтому для меня все это получается естественно. AR: Как ароматы связаны со временем? Например, сирень и ландыши обожали в пятидесятые, а сейчас они не популярны.

Франсис Куркджан: Это как музыка. Вы знаете, музыка вообще вся про время. К примеру, есть электроника. Электронная музыка определяет девяностые, нулевые, десятые и двадцатые. Но если вы оглянетесь в семидесятые, то это уже будет диско. Ну вот, в парфюмерии — так же.

AR: Вы чувствуете, какой тренд будет лет через пять?

Франсис Куркджан: На самом деле, этого никто не знает. Никто.

AR: Вы просто следуете за чувством?

Франсис Куркджан: Чувства… Чувства — это дело десятое. Прежде всего нужно смотреть. Наблюдать за людьми, за тем, как они живут, как едят, что они делают, что слушают, куда ездят, следить за тем, что не в тренде. Ненавижу слово «тренд». Но вы должны почувствовать биение жизни, и тогда в какой-то момент вы увидите в ней что-то, что вас зацепит чуть больше, чем остальное. Я часто говорю, что хороший парфюм — это хорошая история. Если история достаточно хороша, она может стать ароматом. Думаю, это очень важно. Когда я создаю новый аромат, у меня обычно уходит на это примерно два года. Два-три года на то, чтобы придумать историю, рассказать ее и показать, что за ней стоит.



AR: А ваш любимый?

Франсис Куркджан: Аромат? На этот вопрос трудно ответить, потому что я всегда смотрю вперед. Вот прямо сейчас я пришел сюда из лаборатории, где работал над ароматом, который должен появиться в 2020 году. А когда я закончу 2020 й, я начну думать о 2021 м. Так что речь никогда не идет о сегодняшнем дне. Меня интересует только «завтра». Лучший парфюм — это тот, который впереди, а не тот, который я уже создал. Аромат, который я выпустил, для меня уже пройденный этап.

AR: А чем пахло ваше детство?

Франсис Куркджан: Духами моей матери. Она душилась «Фиджи» Guy Laroche. Это был суперэлегантный запах. Семидесятые… Потом у нее был удивительный аромат First от Van Cleef & Arpels. Мое детство по большей части связано с духами, которыми душилась моя мама.

AR: Может быть, у вас есть конкурент или какие-то другие бренды, которые вам нравятся? Есть ли аромат или бренд, про который вы думаете: «Он очень хороший, он крутой, он замечательный»?

Франсис Куркджан: Мне только что попался аромат, который, кажется, называется Ostens. Не уверен, что он доступен в России. Я еще его не слушал, но из того, что я о нем прочел, — это должно быть интересно, потому что создатели стараются сконцентрировать дорогие натуральные ингредиенты таким образом, чтобы они давали динамику, постоянное развитие — это как мизансцена. Или как подъем — ты фокусируешься и поднимаешься к центру аромата. Думаю, это должно быть что-то интересное.

AR: Почему вы решили продавать A La Rose только в Японии?

Франсис Куркджан: Мы решили сделать там запуск. А вообще-то он доступен везде. Но запуск мы решили сделать именно в Японии, потому что у японцев очень развитый вкус в том, что касается духов, к тому же они обожают Марию-Антуанетту и всю эту историю… А наш аромат как раз связан с легендарной Марией-Антуанеттой.

AR: Вам нужна чья-то внешняя реакция на то, что вы создаете, вас интересует чье-то мнение, или вы всегда сами знаете, насколько хорошо сработали?

Франсис Куркджан: Мой бизнес-партнер Марк — всегда мой второй клиент. Я — свой первый клиент, а он — второй.

AR: Аромат любви?

Франсис Куркджан: Запах шеи того, кого вы любите.

AR: Ваше главное достижение?

Франсис Куркджан: Мое главное достижение — это то, что я счастливый человек. Мне кажется, в моей жизни все сбалансировано. И это хорошее достижение. У меня есть личная, частная жизнь, но она уравновешивается дружбой, моей семьей, моим отцом, моей сестрой и братьями. А еще у меня есть работа, которая забирает большую часть времени. И я люблю ее. Я даже не могу назвать это просто работой. Это не только работа…



AR: Это страсть?

Франсис Куркджан: Это больше, чем страсть.

AR: А вы верите в мечты?

Франсис Куркджан: Я верю в то, что мечты должны становиться реальностью. И нужно работать для того, чтобы твои мечты осуществились. Для меня это суперважно. Я верю в мечты, но только в те, которые могут реализоваться и открыть место новым мечтам.

AR: И как вы это делаете? Вы что-то воображаете и… Как у вас это работает?

Франсис Куркджан: Все дело в работе. Я знаю, звучит глупо, но нужно работать. Жизнь — это труд. Моя жизнь — это труд.

AR: Как вы предпочитаете расслабляться, когда вы устали? Уезжаете куда-то?

Франсис Куркджан: Расслабляться нужно, когда у тебя стресс, когда ты измотан своей работой и тебе нужен отпуск. Мне отпуск не нужен, потому что мне нравится то, что я делаю.

AR: Но куда-то вы ездите, например за город или в другие страны?

Франсис Куркджан: Нет, мне не нужно никуда сбегать, чтобы расслабиться. Я могу расслабляться прямо здесь.

AR: А каков ваш стиль жизни? Что в него входит? Хорошая еда?.. Что?

Франсис Куркджан: Да, очень свежая французская парижская кухня. Когда я дома, я люблю готовить для своих друзей. У меня большой стол на десять-двенадцать человек. Обычно я зову друзей в выходные — в рабочие дни я много разъезжаю и меня не застать.

AR: А что вы посоветуете нашим читателям, как двигаться вперед, достигать целей, верить в успех?

Франсис Куркджан: Думаю, лучший совет, который я могу дать, — это следовать своим инстинктам. И старайтесь не слушать, что вам говорят другие, потому что большинство тех, кто дает вам советы, на самом деле вам завидуют. Искренних людей, которые действительно в вас заинтересованы и хотят вам помочь, не так много. Так что не принимайте советы на сто процентов, старайтесь поверить в себя и поверить в то, что только вы сами можете сдвинуть ситуацию с мертвой точки. Но нельзя действовать в одиночку. Вот это все сделал не я один. Эта леди, которую вы видите, — очень важный человек. Она отвечает за бутик. Я сам в магазине не работаю, а она отвечает за то, чтобы донести до людей идею и дух дома, мою философию. Хотя в каком-то смысле я, конечно, один. Даже без моего бизнес-партнера. Потому что в конечном итоге все идет из моего сердца. Первый импульс идет от меня. Но нужно обязательно верить, что вы можете все осуществить. Это важно.


ANNARUSSKA PRODUCTION